Оленегорский горно-обогатительный комбинат

«Олкон» — самый северный в России комбинат, который добывает железную руду. Оленегорский ГОК производит высококачественный железорудный концентрат с содержанием железа свыше 68%.
«Олкон» одним из первых предприятий в отрасли освоил в промышленных условиях технологию глубокого обогащения бедных железистых кварцитов. В составе добывающей базы комбината шесть карьеров и один подземный рудник. Команда «Олкона» постоянно работает над повышением качества железорудного концентрата. Комбинат является единственным предприятием в Европе, перерабатывающим комплексные магнетит-гематитовые руды и извлекающим из руды гематит в промышленных масштабах.

Присоединяйтесь
Промышленное оснащение комбината улучшается с каждым годом. За последние несколько лет введены в эксплуатацию один из шести крупнейших в мире крутонаклонных конвейеров и уникальный сушильный комплекс. Переоснащение парка оборудования дробильно-обогатительной фабрики, применение цифровых технологий и автоматизации, научные разработки и новые подходы к управлению технологическими процессами позволили «Олкону» производить концентрат с содержанием железа 69%. Это один из самых высоких показателей на рынке России и в странах СНГ.
Мы заботимся об экологии и нацелены на устойчивое развитие региона. Например, экологический эксперимент, который проводят ученые Института промышленной экологии и Полярно-альпийского ботанического сада-института КНЦ РАН совместно с «Олконом» с 2013 года, отметила Ассамблея ООН по окружающей среде в Найроби.

Где мы находимся
Оленегорск
Ленинградский проспект, 2, Мурманская область, 184530, Россия
Кажется, неплохо получается
Начальник карьеров «Олкона» о своей работе и значимых проектах

Не нашли
подходящей
вакансии?

Оставьте свой e-mail и получайте уведомления
при появлении новых вакансий
Вакансии на предприятии
Все города
добыча сырья
Все вакансии
Центральный ФО
Северо-Западный ФО
Южный ФО
Сибирский ФО
Приволжский ФО

Кажется, неплохо получается

Начальник карьеров «Олкона» о своей работе и значимых проектах

Комбинат добывает руду подземным и открытым способом. Я занимаюсь только открытой добычей, курирую три из шести наших карьеров. Отвечаю за  все производственные показатели и безопасность. Напрямую управляю работой экскаваторов. Плотно взаимодействую с остальными участками — геологический отдел, буровзрывной, цех автоколонны. 

Начинал в 2015 году слесарем на подземном руднике. Отработал год, повысил квалификацию с третьего до пятого разряда. Перешел на должность горного мастера и руководил сменами машинистов. Через полтора года меня заметили и предложили стать дневным мастером, по факту — заместителем руководителя. В конце 2020 года стал начальником карьеров.  

У меня есть KPI. В основном это вывозка горной массы. И еще кусочек — 6% — выполнение железорудного концентрата предприятием. Мы поставляем сырье дробильно-обогатительной фабрике, поэтому от нас тоже зависит качество и объем готовой продукции. На эффективность влияют разные факторы — от КТГ оборудования до погодных условий. Но обычно я достигаю всех целей по году. 

Денис Самарский, Начальник карьеров на Оленегорском ГОК

«Поняли, что не используем на полную мощность» 

В каждом подразделении «Северстали» есть проектный офис. Его задача — исключать потери и оптимизировать бизнес. Я стажировался там около четырех месяцев. Познакомился с новыми людьми, прошел интересные курсы и тренинги, принял участие в нескольких проектах. 

Один из примеров — повышение производительности на карьере «Комсомольский». Мы  отслеживали время погрузки по сменам и конкретным людям. Создавали отчеты в SAP, придумывали мотивацию для персонала. Пригласили опытных водителей из «Карельского окатыша». Коллеги показали отличные результаты на нашей технике и дали мастер-класс нашим сотрудникам. В итоге мы увеличили скорость погрузки и оборачиваемость составов, стали перевозить больше руды на ДОФ. 

На карьере «Оленегорский» выбрали другое решение. Там две перегрузки, на каждой было по два экскаватора. Посчитали, провели эксперименты и поняли, что не используем их на полную мощность. В обеих точках заменили экскаваторы на один фронтальный погрузчик. Так мы экономим порядка 9 млн рублей в год.  

«Что бурить, когда взрывать, куда копать» 

Мой рабочий день начинается в 6:45. Выдаю наряд машинистам экскаваторов и нарезаю задания горному мастеру. Потом готовлюсь к селекторному совещанию, где мы отчитываемся за прошлые сутки и планируем работу с руководителями участков. 

В первой половине дня стараюсь выехать в карьер. Проверяю, как идет работа, везде ли соблюдаются меры безопасности. Обсуждаем с ребятами задачи: что бурить, когда взрывать, куда копать. Потом встречи с подрядчиками и коллегами — по производственным или организационным вопросам. Вторая половина дня обычно проходит в кабинете.

В целом мне все нравится. Если бы не нравилось — я не такой человек, чтобы терпеть. Конечно, бывают неудачи, промашки. Допустим, наметили добыть 100 тысяч тонн с блока и не получилось. Ошиблись в планировании, машина сломалась, плохо взрывали, что-то пошло не так. Все понимают, что такое бывает, нормальный процесс. Я пересматриваю ситуацию, делаю вывод и иду дальше. А самое классное в работе — чувство, когда полная перегрузка руды.

«Между «все обнимаются» и армейской строгостью» 

Когда трудился горным мастером, в моей команде было 10 человек. Сейчас 55: машинисты и их помощники, несколько горных мастеров и мои заместители. Чувствую больше ответственности за своих людей. Все разные, но мы находим общий язык. Я стараюсь справедливо оценивать ошибки и успехи каждого. 

У нас нормальная атмосфера — нет панибратства, и официальщины нет. Что-то среднее между «все обнимаются» и «армейской строгостью». Мое главное правило — не обманывать. Лучше сразу сказать, что есть проблемы. Не надо рассказывать, что все хорошо, а потом ты приходишь и видишь другую картину. 

Еще важна ориентированность на клиента — внешнего и внутреннего. Это когда мы выполняем план поставок руды на фабрику, выполняем показатели по добыче, соблюдаем договоренности. Или говорим, что не успеваем и ищем варианты. 

«Был слишком скромным»

Я подчиняюсь начальнику горного управления. У нас доверительные отношения. Могу в любой момент к нему прийти или позвонить. Согласовываю свои действия, но особых рамок нет. 

В «Олконе»  приветствуется самостоятельность. Например, мне говорят: «Взрываем здесь, чистим площадку, добываем отсюда». Если я понимаю, что правильнее начать, условно, не справа, а слева — вперед. Смотрим на месте, проговариваем с главным инженером, пробуем. Проектировщики и инженеры обрисовывают технологии, по которым должен отрабатываться карьер. Но как действовать внутри этой схемы — мое видение. Главное, показать результаты на конец месяца и года.

На старте я был слишком скромным, побаивался сложных задач и общения с коллективом. За пять лет неуверенность ушла. Я понял, как все устроено, получил много знаний и стал более открытым. 

«Призвание? Можно и так сказать» 

В 2019 году у нас на предприятии впервые проходил конкурс «Мастер года». Участвовало больше 50 человек. Было три этапа. Тест с вопросами о производстве и персонале. Потом «полоса препятствий». В ангаре ремонтного управления создали разные «опасности» — где-то огнетушитель просроченный, где-то масло разлили, ну и другие нарушения. Их надо было найти, написать, как устранить и что сделать, чтобы такое не повторялось. В финале отвечали на вопросы топ-менеджеров «Северстали», рассказывали о себе и своей команде. Я занял второе место. И это повод для гордости.    

Я родился и вырос в Оленегорске. После школы поступил в Московский государственный горный университет. Прожил в Москве шесть лет, отучился, получил диплом и вернулся. Четко решил, что хочу работать по специальности, быть горняком. Призвание? Можно и так сказать. Считаю, если выбрал свое дело, должен им заниматься. Кажется, у меня неплохо получается.

***

В школьном возрасте занимался беговыми лыжами, спортивным ориентированием, получил юношеский разряд. Последние лет шесть увлекся горными спусками — больше скорости, больше драйва. Осваиваю для себя, интересно понять, что я могу. За экстримом не гонюсь, выбираю трассы средней сложности. У нас постоянно много снега, северный край позволяет любить лыжи. Катался в Финляндии, хочу попробовать на Эльбрусе. 

Недавно открыл для себя флорболл — хоккей с мячом. Занимаемся с коллегами. Приходят и рабочие, и руководители — если их обыгрывают, не обижаются. Как говорится: «В бане нет генералов».